Make your own free website on Tripod.com

Александр Кац. "Евреи. Христианство. Россия"

http://ok.zhitinsky.spb.ru/library/kaz/trakta11.htm


1. РУСЬ И ХАЗАРИИ

Пропустим несколько веков истории евреев, как не имеющих отношения к теме второй части нашего исследования: Россия и евреи. Этот раздел следует начать несколько издалека -- с истории не собственно России, а с истории Киевской Руси, граничащей с Хазарским каганатом. Возникновение Киевской Руси совпало во времени с гибелью Хазарии и являлось одной из главных причин ее конца. Этот отрезок истории представляет интерес как первое соприкосновение хазарского государственного иудаизма с тогда еще языческими племенами южных славян.

Образование Хазарского каганата относится к середине VII века. Расцвет приходится на VIII -- IX века. Гибель произошла в 965 г. вследствие военного поражения от князя Святослава Игоревича. Хазария являлась самым крупным феодальным образованием в Восточной Европе, просуществовавшим около 300 лет. В период расцвета Хазария владела землями, простирающимися от заволжских степей до устья Дуная, и от Северного Кавказа до северной границы лесостепной зоны России.

Что известно об истории канувших в Лету хазар? История любого этноса становится полноценной лишь тогда, когда она освещена глазами собственных вдумчивых и честных летописцев, бесстрастно изложивших свои наблюдения в назидание любознательным потомкам. Примером такой истории является история Рима и Греции. Римляне и греки признаны великими народами постольку, поскольку у них были великие историки, показавшие всем, как надо описывать жизнь своей страны. То, что известно об истории так называемых варварских народов, это, в сущности, ничтожная верхушка айсберга, включающая <<черепки и развалины>>, отрывочные записи посторонних свидетелей случайных и неточных по времени событий в неточном пересказе личностей, живших в последующие эпохи. И хотя эти <<черепки и развалины>> добываются археологами с превеликим трудом, вызывая каждый раз вполне понятные вспышки эмоций, следует с огорчением признать, что история <<неисторических>> народов фрагментарна, полна теней и неясностей. Она оставляет много возможностей для построения произвольных <<теорий>> увлекающимися учеными, по следам которых идут еще более увлекающиеся писатели.

С собственными историками, скажем прямо, Хазарии не повезло. Известно лишь одно внутреннее свидетельство об устройстве Хазарии -- это письмо царя (кагана) Иосифа некоему Хасдаю ибн-Шафруту, еврею и придворному кордовского халифа Абдаррахмана III, содержащее фрагментарные сведения о государственном устройстве, истории, обычаях и законах иудейского каганата. В письме Иосиф гордо именует себя <<царем Тогармским>> (евр. -- тюркским), ведущим свой род от Тогармы, сына Иафета. Среди 10 сыновей Тогармы, которых перечисляет Иосиф, был Хазар, давший свое имя хазарскому этносу. Предки хазар были малочисленны, и <<они вели войну с народами, которые были многочисленнее и сильнее их, но с помощью Божией прогнали их и заняли их страну. Те бежали, а они преследовали их, пока не принудили перейти через большую реку по имени Руна. До настоящего дня они расположены на реке Руна и поблизости от Куштантинии, а хазары заняли их страну>> (140). Руна -- это Дуна (Дунай), а Куштантиния -- Черное море. В тексте идет речь о преследовании орды болгарского хана Аспаруха.

Далее Иосиф <<богобоязненно>> рассказывает историю принятия иудаизма хазарами. Она началась в 730 (по другим данным в 718) году при <<праведном>> Булане, удалившем из страны идолопоклонников и убедившем князей и верховного князя евреев восстановить забытую веру. Он соорудил шатер, ковчег, светильники, жертвенный стол, священные сосуды и прочую атрибутику. Иудейские обряды были восстановлены для еврейской общины, а не для разноплеменного этноса Хазарии в целом. Затем Иосиф перечисляет имена всех 13 хазарских царей (каганов), начиная с Булана: Булан, Обадия, Езекия, Манассия, брат Обадии -- Ханукка, его сын Исаак, потом Завулон, Манассия, Нисси, Манахем, Вениамин, Аарон и Иосиф, подчеркивая, что власть всегда передавалась у них в роду от отца к сыну, т. к. <<чужой не может сидеть на престоле моих предков, но только сын садится на престол своего отца>> (140, с. 98).

В письме содержатся сведения об экономике, общественных отношениях, подвластных народах, географии страны и ее границах, дается описание столицы Хазарии на реке Итиль (Волге).

Поскольку письмо отправлялось ко двору кордовского владыки, то Иосиф подчеркивает заслуги Хазарии перед мусульманским миром: <<Я охраняю устье реки и не пускаю русов, приходящих на кораблях, проходить морем, чтобы идти на исмаильтян. Я веду с ними войну. Если бы я их оставил в покое на один час, они уничтожили бы всю страну исмаильтян до Багдада>> (140, с. 102). Переписка Хасдая ибн-Шафрута с каганом Иосифом датируется 954 -- 961 гг. Письмо Иосифа написано на древнееврейском языке и отличается несколько хвастливым тоном, не соответствующим истинному положению Хазарии в то время, когда до ее гибели оставалось 4 года.

Все остальные свидетельства о хазарах разбросаны в трудах разноязычных средневековых авторов, живших в странах, так или иначе соприкасавшихся с Хазарским каганатом. Это, в основном, византийские и армянские источники VI -- X веков, а также арабская и персидская литература IX -- X веков (212, 172, 270, 174, 144, 124, 250, 116), представляющая собой поверхностный взгляд посторонних путешественников. Сами хазары не обладали письменностью, поэтому внутренних литературных данных, кроме письма царя Иосифа, не обнаружено. Из русских историков-хазароведов, помимо уже упоминавшегося Коковцева П. К. (140), следует отметить Григорьева В. В. (77), Артамонова М. И. (11), Толстова С. П. (264), Рыбакова Б. А. (240), Берлина Н. (21), Плетневу С. А. (205), Гумилева Л. Н. (81), Кожинова В. В. (138).

Выше цитировалось, что род царя Иосифа происходит от Тогармы, сына Иафета. Попытка вычислить свое происхождение от Иафета, сына библейского патриарха Ноя, предпринималась не только Иосифом. Такому тщеславию поддавались средневековые историки разных народов, в том числе и России. Существует целая библиотека, посвященная теме: <<Москва -- Третий Рим>>, основанная на посыле о том, что сын Иафета Мосох -- основатель Москвы и праотец всех Славенороссов. Последний обзор такого рода утверждений приведен в (189).

Хазары упоминаются в византийских, армянских, сирийских хрониках V, VI веков, наряду с савирами, болгарами, аварами, барсилами, сарагурами, гузами, мадьярами (уграми), аланами, печенегами, как один из многих этносов, некогда входивших в гуннскую империю Аттилы, умершего в 454 г. Некоторые их этих племен, а именно болгары, савиры, авары, барсилы и хазары, по своим этнонимам совпадают с именами сыновей Тогармы из письма царя Иосифа, что, однако, не увеличивает достоверность их происхождения от Иафета по изложенной им концепции. Феофан Исповедник отмечает, что <<хазары -- великий народ, вышедший из Берсилии>> (11, с. 130). Берсилией называлась территория современного Дагестана. Берсилы (барсилы, басилы) упоминаются вместе с хазарами в связи с захватом и разорением в 515 -- 516 гг. Армении (174, 124). Прокопий Кесарийский подробно описывает жизнь и воинские доблести савир, гуннского племени, многочисленного и разделенного на много самостоятельных колен, начальники коих издревле ведут дружбу одни с византийским императором, другие с персидским царем (212, с. 407). Под номинальным главенством савиров находились, возможно, и хазары. Арабский историк аль-Масуди в <<Золотых лугах>> называет хазаров тюркскими савирами. В царствование персидского шаха Кавада I в 540 г. хазары захватили Грузию, Армению и Албанию (нынешнюю Нахичеванскую обл.), и шаху с большим трудом удалось выбить их оттуда. С этого времени упоминание хазар и савир становится регулярным в персидских и армянских хрониках. Моисей Каганкатваци пишет: <<...страна наша подпала под власть хазар, церковь и писания были преданы огню>> (124). Для защиты от северных варваров -- хазар, савир и алан персы возводят ряд крепостей в Дербенте, Беленджере, в Дарьяльском ущелье. С конца VI в. савиры упоминаются все реже в персидских хрониках, и, видимо, племенной союз народов Северного Кавказа начинают возглавлять хазары.

Между тем в волжско-каспийских степях около 552 г. создается Западно-тюркский каганат во главе с Тумынем из влиятельного рода Ашина. Младший брат Тумыня хан Истеми сделал попытку вторгнуться в Персию в 562 г., но потерпел неудачу под Дербентом и заключил мир с шахом Хосровом Ануширваном. Тогда он подчинил себе болгар, хазар, алан, утигуров и беленджеров. Войско Истеми вышло к Дону и берегам Черного моря, а его сын Турксанф в 576 г. начал войну с Византией. Однако вследствие междуусобиц, длившихся до 593 г., войска кагана возвращаются в степи между Черным и Каспийским морями, и Византия несколько лет живет спокойной жизнью. За эти годы главной силой тюркской армии становятся хазары. Императору Ираклию удается в 626 г. заключить союз с <<восточными тюрками, которых называют хазарами>> и подтолкнуть кагана на войну с Персией. Война тюрков-хазар с Персией оказалась для первых удачной, и результатом ее был захват в 627 г. Албании (нынешняя Нахичеваньская обл.) и Иберии (Грузии) с ее столицей Тбилиси. В 630 г. началось покорение Армении, однако, оно неожиданно прекратилось из-за вспыхнувшей в каганате междуусобицы, закончившейся развалом каганата. На руинах Западно-тюркского каганата возникли два суверенных государства (каганата) -- Великая Болгария (632 г.) и Хазария (ок. 650 г.).

Во главе Великой Болгарии становится Кубрат (635 г.). Его столица -- Фанагория (вблизи Тамани). Его пастбища -- Причерноморские и Приазовские степи. Кубрат принадлежал роду Дуло (Дулу), который боролся за власть в Тюркском каганате с родом Ашина. После смерти Кубрата великая Болгария распадается на две орды -- первую, во главе с ханом Аспарухом, и вторую, во главе с его братом Батбаем. Здесь мы приближаемся к моменту, который царь Иосиф считал политическим актом образования Хазарского государства.

Династические осколки рода Ашина оседают среди хазар и номинально возглавляют Хазарию, в связи с чем хазары считают себя наследниками Тюркского каганата. Хазары огнем и мечом вытесняют своих родственников болгар из приазовских степей. При этом хан Аспарух около 660 г. бежит за Дунай и основывает Дунайскую Болгарию, прародину нынешних болгар, а хан Батбай предает брата и подчиняется хазарам. В мощном порыве хазары захватили Северное Причерноморье и степную часть Крыма, оказавшись таким образом соседом Византии. <<Хазары, великий народ... овладели всей землей вплоть до Понтийского моря>> -- пишет Феофан Исповедник (164). Открывается эра хазаро-византийских интриг, первоклассными мэтрами которых, естественно, были византийцы.

Лишенный короны экс-император Византии Юстиниан II ссылается в 695 г. в Херсон, откуда бежит затем в Крымскую Готию, подчиненную хазарам. Каган Ибузур Гляван выдает за Юстиниана свою дочь, нареченную после крещения Феодорой, и отправляет молодых в Фанагорию под присмотр правителя Боспора (вблизи Керчи) -- Болгация. Византийский двор, опасающийся опытного политика Юстиниана, уговаривает кагана убить экс-императора, но тот, предупрежденный Феодорой, бежит в Дунайскую Болгарию, откуда с помощью войска хана Тарвела возвращается в Византию и возвращает себе в 705 г. свой трон. В 710 г. Юстиниан начинает войну с каганатом, захватывает и предает огню и уничтожению Херсон, Боспор и часть Крыма. Жители обращаются в рабство, а наместник кагана -- тудун берется в плен. В Херсоне, а затем в Крыму против греков поднимается восстание под руководством армянина Вардана, которого херсониты объявляют императором Варданом-Филиппом. Новопровозглашенный император обращается за помощью к хазарам и получает ее. Армия Юстиниана предает своего государя и объявляет императором Византии Вардана-Филиппа, теперь уже просто Филиппа.

В 711 г. Филипп появляется в Константинополе и казнит Юстиниана. Хазарский каганат в лице Филиппа получает надежного союзника, необходимого в связи с надвигающимися завоеваниями арабов. К этому времени территория, контролируемая хазарами, охватывала современный Дагестан, Прикубанье, Приазовские степи, частично степи Северного Причерноморья и большую часть Крыма. Отношения Хазарии с Византией до первой трети VIII века были мирными. Хазария оттягивала на себя военные устремления арабского халифата, объективно помогая тем самым Византии. В годы, когда Хазария вела войны с халифатом, Византия имела над ним накоторый военный перевес. Империя инспирировала ответные набеги хазар на арабов, в благодарность демонстрируя хазарам не только свою дружбу, но и любовь. В 732 г. император Лев III Исавр женил своего сына Константина на сестре кагана по имени Чичак (тюрк. -- цветок). В крещении она известна как Ирина. Ее сын Лев Хазар правил Империей в 775 -- 780 гг.

<<Ну, а причем здесь евреи и государственный иудаизм Хазарии?>> -- спросит читатель. До сих пор наше повествование не упоминало ни иудеев, ни иудаизма. Здесь мы подходим к периоду истории, когда иудейская община Хазарии сумела выдвинуться на политическую авансцену, захватить, а затем укрепить власть в каганате. Однако прежде всего ответим на вопрос -- откуда, вообще, взялись евреи в Хазарии?

Существует несколько довольно туманных версий появления там евреев. Ни одна из них не имеет четкого хронологического и количественного описания. Все они являются скорее догадками, требующими дальнейших исследований, нежели теориями процессов. Таких версий три.

Первая из версий -- хорезмийская, восходит к работам Толстова С. П. (263, 264) и поддержана в последнее время Кожиновым В. В. (139). В процветающем в VIII веке Хорезме, который, по преданию, был основан <<Нарсе, сыном еврейки>>, существовала еврейская община. Хорезм находился на <<великом шелковом пути>> и был центром евразийской торговли. <<Европу с Востоком связывала торговля, почти всецело находившаяся в руках еврейских купцов>> (13). Это состояние продолжалось до X века, после чего евреи были вытеснены мусульманскими <<синдбад-мореходами>>. В начале VIII века в Хорезме была предпринята попытка свержения хорезмшаха Чагана. Во главе переворота стоял его родственник Хуразад, пользовавшийся всей полнотой власти и опиравшийся на военное сословие. Оказавшийся в безвыходном положении Чаган обратился за помощью к арабскому полководцу Кутейбе, захватившему в 709 г. Хиву и готовящему поход на Хорезм. Кутейба разгромил войско Хуразада и расправился с его сторонниками в Хорезме. Великий Бируни пишет: <<...и всеми способами рассеял и уничтожил Кутейба всех... ученых, что были среди них>>. Эти ученые фигурировали под именем <<хабр>> (множ. <<ахбар>>), что значило по-арабски -- еврейский ученый, ученый раввин. Согласно Толстову С. П., эти <<хабры>> были идеологами восстания Хурабада, и после разгрома последнего в 712 г. они, опираясь на хазар, создали <<новый Хорезм>> на Волге в виде города Итиля.

В Кембриджском послании анонимного хазарского иудея, датируемом 940 -- 950 гг., сообщается следующее: <<И бежали от них наши предки... потому что не могли выносить ига идолопоклонников. И приняли их к себе... казарские. И они породнились с жителями той страны... и научились делам их. И они всегда выходили вместе с ними на войну и стали одним с ними народом. Только завета обрезания они держались, и некоторые из них соблюдали субботу... И оставались они в таком положении долгое время>> (140, с. 113--114). Часть послания, содержащая имена врагов, от которых бежали предки из страны пребывания, утрачена. Кожинов В. В. считает, что бегство происходило из Хорезма. Высокий уровень цивилизации Хазарского каганата он также связывает с тем, что высшие должности в этом государстве занимали хорезмийцы-эмигранты, воспитанники одной из самых развитых в то время цивилизаций и их потомки.

Вторая версия -- персидская -- относит нас к далеким событиям 491 г., когда в правление упоминавшегося выше шаха Кавада Персия была поражена засухой, саранчой и голодом. Открытие амбаров с зерном не предотвратило народных волнений, и тогда один из шахских вельмож по имени Маздак предложил <<социалистический>> план спасения государства. План был хорош как в части обобществления и раздела имущества знати, включая наличный состав гаремов, так и в части ликвидации <<сторонников зла>>, т. е. тех, у кого это имущество и гаремы изымались.

Маздакиты, сторонники Маздака, развернув террор, принялись рьяно отнимать и делить добро и женщин. А так как владельцы гаремов никак не хотели расставаться со своими возлюбленными, то в стране разразилась яростная смута, закончившаяся лишь в 529 г., когда принц Хосрой Нуришван, сын Кавада, повесил Маздака, а захваченных сторонников его приказал живыми закопать в землю. В этой смуте часть еврейской общины, сердцу которой были любезны социальные доктрины Маздака, воевала на его стороне. В результате разгрома маздакитов эта часть евреев бежала вместе с ними из Персии на Северный Кавказ, где, якобы, и осела в долинах рек Терека и Сулака. Кембриджский аноним считает их евреями колена Симонова, забывшими веру предков. Эта версия лежит в русле фантастической истории этносов Гумилева Л. Н. (81, с. 384).

К движениям <<маздакитского>> типа относятся: переворот Хуразада, который, по сообщению арабского историка Табари, <<расправился с хорезмийской знатью, отнимая у нее имущество, скот, девушек, сестер и красивых жен>> (264, с. 223), а также восстания Абу Муслима в Мерве (747 г.), Сумбат-Мига в Восточном Иране (775 г.), <<краснознаменных>> в Горгане (778 г.), Бабека в Азербайджане (816 г.) и др. Идеологами этих движений Кожинов В. В. считает почему-то евреев, потомков эмигрантов из Персии, хотя ничто <<социалистическое>> не чуждо и другим народам.

Третья версия -- византийская. Еврейские общины в виде торговых колоний с незапамятных времен существовали в портовых городах Греции. Отношение византийских императоров к евреям колебалось в зависимости от того, удавалось ли евреям <<найти подход>> к венценосцу, что, вообще говоря, случалось редко или не удавалось. Были периоды относительного спокойствия (V век), были периоды ограничений свободы иудаизма, были периоды гонений. Евреи проходили школу выживания, лавирования, <<винсерфинга>>. Иудейская община Византии пополнялась за счет тех ортодоксов, которые бежали сначала от маздакитов из Персии, затем от арабов, завоевавших Персию и утвердивших там ислам в 690 г.

Отток наступил в 723 г., когда император Лев III Исавр издал эдикт о насильственном крещении всех иудеев, находящихся в пределах его империи. Видимо, в это время какая-то часть их отправилась в поисках <<земли обетованной>> в Хазарию. Ранний Григорьев В. В. пишет: <<Евреи, притесняемые в Греции, удалились к хазарам и, видя простоту этого народа, предложили ему свою веру -- и хазары, находя ее лучше собственной, приняли охотно>> (183). Сейчас известно, что большой охоты принять новую веру у хазар не было и обращение коснулось лишь части правящей прослойки. Эдикт Льва III, скорее всего, приведен в исполнение не был, так как спустя столетие евреи Византии оказались в фаворе у императора Михаила II (820 -- 829 гг.) и его сына Феофила (829 -- 842 гг.). Михаил II был уроженцем г. Амория, <<в котором издавна проживало много иудеев... Из-за постоянного общения и тесного с ними соседства возросла там ересь нового вида и нового учения, к которой, наставленный в ней с детства, был причастен и он. Эта ересь позволяла, совершая обряд, приобщаться спасительной Божьей купели, которую они признавали, остальное же блюла по Моисееву закону, кроме обрезания. Каждый, в нее посвященный, получал в свой дом учителем и как бы наставником еврея или еврейку, которому поверял не только душевные, но и домашние заботы и отдавал в управление свое хозяйство... Этого учения он (Михаил. -- А. К.) придерживался и, войдя в зрелый возраст, будто виноградная лоза от усов, не мог избавиться... Чем дольше владел он царской властью, тем с большей жестокостью и природной злобой раздувал Михаил пламя войны против христиан... Христову паству он притеснял и истреблял, словно зверь дикий, а вот иудеев освобождал от налогов и податей, и потому любили они его и почитали больше всех на свете... Он дошел до вершин нечестия: приказал поститься в субботу... не верил в грядущее воскресение>> (211). По Михаилу Сирийцу, историку и патриарху Антиохийскому, Михаил был внуком крещенного еврея. Его сын Феофил <<хотя и держался, как он утверждал, веры в Бога и Пресвятую Его Матерь, держался и полученной от отца мерзкой ереси. Ею морочил он свой благочестивый и святой народ>> (211, с. 41). Таким образом, идея о беженцах из Византии остается всего лишь версией, имеющей, впрочем, право на жизнь.

Существует еврейский текст о путях миграции иудеев, не упоминающий Хазарию, но представляющий интерес: <<И было лето 4450 (689 г. -- А. К.), и усилилась борьба между исмаильтянами и персами в ту пору, и были поражены персы ими, и пали они под их ноги, и спаслись бегством многочисленные евреи из страны Парас (Персии), как от меча, и двигались они от племени к племени, от государства к другому народу и прибыли в страну Русию и землю Ашкеназ (Германию) и Швецию и нашли там много евреев...>> (21, с. 78). Текст содержит <<персидский след>> и дает повод Гумилеву Л. Н. утверждать о существовании <<страны Русии>> в VII веке. Авторство отрывка приписывается известному хронисту и врачу Иосифу бен Иегошуа Га-Когену, жившему в XVI веке, но имевшему якобы какие-то более древние рукописи. Перевод текста несет неточность, т. к. страны Русии с многочисленными или немногочисленными евреями в VII веке не существовало.

VII и VIII века Хазарии заполнены войнами с арабскими завоевателями. Их история хорошо известна по византийским, арабским и русским источникам. Мы не будем описывать здесь эти полные драматизма и неожиданностей, героического духа и предательства, полководческих успехов и трагических ошибок сюжеты. В битве гигантов больше всего страдают малые государства. Кавказская Албания (Нахичевань), Грузия и Армения подвергались опустошению попеременно то со стороны халифата, то каганата. Существует мнение, что Хазария явилась щитом, защитившим восточно-европейские государства и южную Русь от непобедимых арабов. Едва ли это так. Завоевателей всегда привлекают богатства, сконцентрированные в крупных городах, которых на Руси тогда не было. Да и вообще, неморозостойким арабам в нашей стране делать было просто нечего.

Война с арабами шла с переменным успехом. В 718 г. хазарский военачальник Булан (тюрк. -- олень), являвшийся вторым лицом в каганате, тайно принял иудаизм. В (140, с. 114) о нем говорится так: <<Один еврей выказал в тот день необычайную силу мечом и обратил в бегство врагов, напавших на казар. И поставили его люди казарские, согласно исконному своему обычаю, над собой военачальником>>. Его титул в переписке варьируется следующим образом: царь, бек, шадкаганбек. Номинальный правитель каганата -- каган оставался язычником. Согласно хазарской традиции, его жизнь была окружена запретами (табу), что лишало его возможности эффективно управлять страной, чем, собственно, и занимался царь, являвшийся соправителем кагана и обладавший реальной властью.

Язычество хазар и савир в принципе не отличалось от язычества других народов. Они поклонялись огню, воде, богам дорог, луне и всему, что казалось им удивительным. Иногда они устраивали коллективные <<дикие пляски и битвы на мечах в нагом состоянии>> (124, с. 193). Наиболее почитаемым божеством был Тенгри-хан, бог неба и света, <<чудовищный громадный герой>>.

Известны попытки христианизации Хазарии. Географически это происходило в Кавказской Албании усилиями савирского князя Алп-Илитвера в конце VII века и в Крымской Готии, вассальной Хазарии, спустя сто лет. В Крыму Византия даже учредила Готскую митрополию из семи епархий. В г. Беленджере было построено два христианских храма. Языческая Хазария оказалась соседом двух влиятельных и могущественных в военном отношении государств -- мусульманского арабского халифата и христианской Византии. С точки зрения укрепления верховной власти кагана культ языческого Тенгри-хана был наиболее выгоден, так как утверждал кагана представителем Бога на земле и снимал идеологическую зависимость от влиятельных соседей. Видимо, поэтому каган привел к повиновению князя Алп-Илитвера, взяв у него в знак покорности дочь в свой гарем.

Однако язычеству не суждено было сохраниться в качестве государственной религии Хазарии. С появлением Булана начинается <<плавная>> иудаизация каганата. Этот процесс, как сейчас установлено, сопровождался военным столкновением языческой и иудейской элит, о чем речь будет идти несколько позднее. Да и в древней Руси христианизация, как известно, не являлась мгновенным актом и растянулась на два столетия. Булан удалил из страны языческих шаманов и убедил верхушку иудейской общины вернуться к вере предков. Согласно еврейским источникам исповедание иудаизма первоначально шло в тайне: <<они молились в пещере и... учили своих детей молиться в пещере вечером и утром>> (140, с. 67). Далее, <<царь и визирь пошли... на пустынные горы у моря (Каспийского. -- А. К.)... нашли ночью ту пещеру, в которой некоторые из иудеев праздновали каждую субботу... совершили над собой в этой пещере обрезание>>, а затем вернулись к хазарам, <<настойчиво держась иудейской веры, но скрывая в тайне свое верование>>. Впоследствии <<они обнаружили свои сокровенные мысли, осилили остальных хазар и заставили тех принять иудейскую веру>>. Наконец, <<они победили своих врагов и завоевали разные страны>> и <<многочисленно стало их войско, дойдя до сотен тысяч>> (140, с. 133).

Все это произошло к концу VIII века. Но в 737 г. арабский полководец Мерван Ибн-Мухаммед, разгромив хазарскую армию во главе с Буланом, потребовал от кагана принятия ислама, что и было сделано. Прибывшие муллы запретили кагану пить вино и есть свинину. Впрочем, военное счастье оказалось переменчивым, и скоро каган нарушил запреты.

В полной мере иудаизм восторжествовал при царе Обадии, внуке Булана. <<Он поправил царство и укрепил собрания и дома ученых и собрал множество мудрецов израильских...>> (140, с. 80, 97). <<Поправление>> государства -- туманный термин, под которым сам автор, скорее всего, понимал последующий расцвет государственной мощи Хазарии на основе <<правильной>> религии. Фактически же это был тихий государственный переворот, приведший к власти руководителей иудейской общины. Л. Н. Гумилев называет переворот Обадии явлением исключительным. Однако, если отбросить игру в термины -- <<фаза надлома>>, <<раскол этнического поля>>, <<зигзаги>>, <<пассионарность>>, <<энтропия этногенеза>>, <<химера>> и т. д., которую так любил покойный Л. Н. Гумилев, то мы увидим здесь обычный переворот, каких были сотни в истории государств. Некоторые из переворотов приводили к власти людей и группы, не являющиеся коренным этносом. Сам же Л. Н. Гумилев вспоминает при этом Птолемеев в Египте, Селевкидов в Сирии и Бактрии, Аршакидов в Парфии (81, с. 400). Этот ряд <<чужих>> династий можно продолжить первыми Рюриковичами до их ассимиляции на Руси, саксами во главе с Вильгельмом Завоевателем в Англии, Каролингами во Франции и Италии, Бурбонами (из Наварры) во Франции и Испании, засильем немцев при русском дворе, правлением Бирона при Анне Иоанновне и после ее смерти и т. д. Недаром генерал Ермолов А. П. просил Николая I <<назначить>> его немцем. По гр. А. А. Игнатьеву, русские немцы в XX веке составляли 55 % высшего офицерского состава русской армии (114). Вопрос лишь в том: направлена ли энергия правящего слоя на укрепление государства или нет? В случае иудейского переворота в Хазарии следует дать утвердительный ответ.

При иудейских царях Хазария достигла пика своего могущества. С этим согласны все историки, включая тайных и явных юдофобов. В конце VIII века, т. е. уже при Обадии, начинается <<постепенное, но настойчивое переселение алан, болгар и самих хазар на север -- на широкие и обильные пастбища волжских, донских и донецких степей. Часть болгарских племен откочевала вместе с аланами в лесостепные районы, а оттуда еще дальше -- в Прикамье>>, в Камскую Булгарию (205, с. 43). Происходит смена уклада жизни -- от кочевого к земледелию и к ремесленному производству. Сложилась культура, названная салтово-маяцкой. Строятся, не без помощи Византии, крепости Саркел, Семикаморы, а на античных развалинах Гермонассы -- Самкерц (греч. -- Таматарха, русск. -- Тмутаракань) и Керчь (по Иосифу -- К-р-ц). Столицей Хазарии становится город Итиль в низовьях Волги.

Хазария богатеет от сбора дани с окрестных вассальных племен и транзитной торговли. В период до арабских войн вассальными племенами были горские народы Северного Кавказа: аланы, население Боспора, побежденные болгарские орды. После арабских войн, в правление иудейских царей, экспансия Хазарии направлена на север и данью облагаются славянские племена: поляне, северяне, вятичи, радимичи. Отношения Хазарии со славянами становятся главным историческим фоном развития Киевской Руси. По свидетельству царя Иосифа, дань берется также с буртасов, эрзи, черемисов (мордовско-мерянских племен), болгар, сувар. Как видим, география дани весьма обширна. В IX -- X веках ситуация характеризовалась следующим еврейским текстом о хазарских единоверцах, обитающих в <<стране Козраим, в далеке от Иерусалима... Они бесчислены и забирают они дань от 25 государств, и со стороны исмаильтян платят им дань по причине внушаемого ими страха и храбрости их>> (21, с. 84).

Второй источник обагащения -- это транзитная торговля предметами роскоши (шелком, пряностями и золотом), таможенный налог с которой оседал в царской казне. Знаменитый шелковый путь от Красного моря до Китая, освоенный рахдонитами (перс. -- знающими дорогу) -- еврейскими купцами, насчитывал около 200 дневных переходов. В периоды довольно частых волнений в халифате Аббасидов путь удлинялся и сдвигался в обход Каспийского моря с севера через столицу Итиль. Организация этого гигантского даже по современным меркам бизнеса требовала разнообразных навыков и качеств, среди которых мужество было не на последнем месте из-за частых нападений разбойников (пассионариев -- по Гумилеву). Разумеется, простой хазарский люд от этого ничего не имел. Но и винить <<по-марксистски>> задним числом рахдонитов в том, что они торгуют роскошью, а не ширпотребом, нужным народу, наивно.

Переворот и реформы Обадии (799 -- 809 гг.) оттеснили от кормила государства старую тюркскую аристократию и ханов вассальных этносов, что привело к гражданской войне. Сведения о войне приводит Константин Багрянородный: <<Когда у них произошло отделение от их власти и возгорелась междуусобная война, первая власть одержала верх, и одни из восставших были перебиты, другие убежали и поселились с турками (венграми. -- А. К.) в нынешней печенежской земле, заключили взаимную дружбу и получили название кобаров>> (144, с. 18). В хазарской <<фронде>> (810 -- 820 гг.) против иудейского правительства выступили все феодалы, которые не приняли иудаизма, т. е. язычники, христиане и мусульмане, вся провинциальная аристократия. Война была беспощадной, и степь полыхала несколько лет. Обадия с сыновьями Езекией и Манассией погибли в войне и власть наследовал его брат Ханукка. В эти годы от Хазарии откололся полухристианский Крым, и его немедленно присоединила к себе Византия, с чем пришлось смириться кагану. На территорию ослабленного смутой каганата начинают проникать орды печенегов и баджгардов (башкир). Где силой, где подкупом, меняя союзников, иудейские цари, в конце концов, привели каганат к спокойствию. Основой военной силы каганата становится наемная армия численностью 7 -- 13, а по другим данным, 40 тысяч человек. Хорошо оплачивая труд наемников, цари запрещали им только одно -- терпеть военные поражения. Такое требование к армии является естественным, а не оригинальным, как считал Л. Н. Гумилев (81, с. 404). Действительно оригинальным было бы разрешение армии проигрывать битвы.

После окончания смуты начинается период процветания Хазарии и ее экспансии, главным образом, на север к славянским племенам. Григорьев В. В. пишет об этом периоде: <<Необыкновенным явлением в средние века был народ хазарский. Окруженный племенами дикими и кочующими, он имел все преимущества стран образованных: устроенное правление, обширную, цветущую торговлю и постоянное войско. Когда безначалие, фанатизм и глубокое невежество оспаривали друг у друга владычество над Западной Европой, держава хазарская славилась правосудием и веротерпимостью, и гонимые за веру стекались в нее отовсюду. Как яркий пример блистала она на мрачном горизонте Европы и погасла, не оставив никаких следов своего существования>> (77, с. 66).

Однако не все было так безоблачно, как пишет Григорьев. Правосудие, предполагающее, по-видимому, и полицию, действительно существовало, так как <<судей было много и судили они по разным законам: христиан -- по-христианскому, мусульман и иудеев -- по Корану и Торе, язычников -- по... законам общины>> (205, с. 58). Здесь, правда, неясно, что значит судить христиан по христианскому закону, т. к. сказано: <<Не судите, да не судимы будете>>. Веротерпимость, необходимая в многонациональном государстве и поддерживающая равновесие в многослойном обществе, тоже, скорее всего, имела место, хотя и нарушалась эксцессами, провоцируемыми чаще всего извне -- из халифата и Византии. В Кембриджском документе говорится: <<...было гонение на иудеев во дни злодея Романа (император Византии Роман I -- А. К.). И когда стало известно это дело моему господину (царю Иосифу -- А. К.), он ниспроверг (казнил [?]. -- А. К.) множество необрезанных>> (140, с. 117--118). В другом случае, в отместку за разрушение синагоги в г. Дар-ал-Бабунадж в 922 г. хазарский царь приказал казнить муэдзинов, заявив: <<Если бы я не боялся, что в странах ислама не останется ни одной неразрушенной синагоги, я обязательно разрушил бы и мечеть>> (112, с. 161). В целом же мятежей типа крестьянских войн или войн на религиозной основе в Хазарии отмечено не было. В то же время иудейская религия, как религия избранного народа, не цементировала общество и тем носила в себе зародыш гибели Хазарии.

Взаимоотношения Хазарского каганата с Русью почти не датированы и не документированы из-за государственной юности славянских племен, из коих <<знатнее прочих были поляне, не столько военными делами, как торгами, которые производились с греками, жившими издревле в великих, ими населенных городах по Днепру>> (165). В многочисленных источниках IX -- первой половины X века <<русью>> назывались варяги, сопоставляемые в текстах, а иногда противопоставляемые слову <<славяне>>. Олег Вещий, прибив свой щит на врата Цареграда и отплывая в Киев, <<россам велел поднять парусы паволочные, славянам кропинные>> (165, с. 86). В Русской Правде Ярослава Мудрого (1019 -- 1054 гг.) устанавливается: <<Кто убьет человека, тому родственники убитого мстят за смерть смертью, а когда не будет мстителей, то с убийцы взыскать деньгами в казну... за всякого людина, то есть свободного человека русского (варяжского) племени или славянина 40 гривен...>> (129, с. 136 -- 137).

Текст договора 911 г. Руси с греками начинается так: <<Мы, от роду русского, Карл Ингелот, Фарлов, Веремид, Рулав, Гуды, Руальд, Карн, Флелав, Рюар, Актутруян, Лидулфост, Стемид, посланные Олегом, великим князем русским, и всеми сущими под рукою его...>> (129, с. 77). Смотри также (250, 116). Как видим, в договоре имеются только скандинавские имена военных соратников Олега. Третье и четвертое поколения киевских князей будут носить только славянские имена, т. е. они будут поглощены славянами полностью. Существуют и другие версии происхождения слова <<русь>>, <<россы>> -- от имени реки Рось, впадающей ниже Киева в Днепр, русел рек и т. д., которые здесь не обсуждаются.

<<Призвание>> славянами, кривичами, весью и чудью Рюрика <<Повесть временных лет>> (ПВЛ) датирует 862 г. После ряда междуусобиц варягам было сказано: <<Земля наша добра, и велика, и обилна, а нарядника в ней нет, пойдите к нам княжити и владете нами>>. Согласно общепризнанной <<норманской>> теории, сторонниками которой были все крупнейшие русские историки, варяги явились своеобразными катализаторами военного и государственного становления древней Руси. Дата <<призвания>> Рюрика в настоящее время уточняется и переносится на более ранние сроки, ориентировочно на 838 г. Неточность дат, видимо, присуща ПВЛ. В ней же говорится: <<В год 852... когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля>>, хотя известно, что Михаил стал царствовать в 842 г. В 838 г. из Руси в Константинополь прибыли первые послы <<русского кагана>>, бывшие, естественно, норманами. В письме германского короля Людовика (843 -- 876 гг.) византийскому императору Василию I (867 -- 886 гг.), датированном 871 г., упоминаются два каганата Восточной Европы: хазарский и норманский (русский).

Двое варягов-авантюристов -- Аскольд и Дир отправились с дружиной в поисках военного счастья из Новгорода в Константинополь и на высоком берегу Днепра открыли для себя маленький городок Киев, жители которого, миролюбивые поляне, по смерти своего князя Кия платили дань хазарам. <<Хазары брали дань с полян, и с северян, и с вятичей, брали по серебряной монете и по белке с дыма>>. ПВЛ, составленная спустя около 200 лет после описываемых событий, говорит об этой истории очень коротко: <<Поляне были притесняемы древлянами и иными окрестными людьми. И нашли их хазары, сидящими на горах этих и лесах, и сказали: ,,Платите нам дань". Поляне, посовещавшись, дали от дыма по мечу. И отнесли их хазары своему князю. И сказали старцы хазарские: ,,Не добрая дань эта, княже: мы доискались ее оружием, острым только с одной стороны, то есть саблями, а у этих оружие обоюдоострое, то есть мечи: станут они когда-нибудь собирать дани с нас и с иных земель">> (206, с. 212).

Традиционная точка зрения по этому эпизоду сводилась к тому, что хазары <<получили в ответ на требование дани мечи, что, несомненно, означало вызов (не мир, но мечь!). После этого хазары отступились от сильного и далекого народа>> (205, с. 56) и обложили данью радимичей. <<Аскольд же и Дир стали владеть землею полян>>. Вот, собственно, и вся информация, и при этом никаких дат. Были ли военные столкновения между новоявленными рэкетирами и старыми из-за дани и кто победил в бою, неизвестно. Клио молчит, но не молчит фантазия историков. Карамзмн Н. М. очень сдержанно предположил, что борьба за передел сфер влияния все же состоялась, но не более того. Он не взял на себя смелость объявить то, что было ему неизвестно -- победителя. В наше время Гумилев Л. Н. выступил с фантастической концепцией, суть которой сводилась к тому, что варяжские князья (каганы), правящие Киевом, оказались вассалами хазар, разоружили полян, отдав их мечи, и, побуждаемые хазарами, предприняли ряд завоевательных походов на Византию. Разумеется, военные действия Руси и Хазарии были основным историческим фоном той далекой эпохи, но не существует ни одного известного факта, документа или текста, если его, разумеется, читать бесстрастно, из которого следовала бы вассальная зависимость варяго-русских князей. Принцип Гумилева Л. Н.: <<верить надо не летописи, а совокупности сведений (недоказанных. -- А. К.)>> (81, с. 434) превращает историю в жанр нехудожественной литературы.

Вернемся к нашим варягам. В 860 г. (а по Соловьеву С. М. в 866 г.) Аскольд осуществляет свою заветную цель -- поход на Царьград. Однако в буре гибнет флотилия из 200 судов, и остатки русов возвращаются в Киев. В 882 г. власть в Киеве после предательского убийства Аскольда и Дира переходит к Олегу Вещему. Ослабленная дружина этих первых киевских князей не оказала сопротивления войску Олега, и ее судьба неизвестна. Киев становится стольным городом Руси, <<матерью городов русских>>. В 883 г. Олег <<примучил>> древлян, воевавших с полянами, и обложил их данью по черной кунице с дыма. Затем последовала очередь северян (884 г.) и радимичей (885 г.), плативших до этого дань хазарам. Эти беззащитные и миролюбивые славяне легко согласились платить дань Олегу, с его грозным войском. По преданию, Олег говорил северянам: <<Я враг козарам, а вовсе не вам>>, а радимичам: <<...не давайте (дань. -- А. К.) козарам, а давайте лучше мне>>. Занятый войной с непокоренными аланами хазарский каган упустил славянских данников, присоединенных Олегом к его растущему государству. Следующие 20 лет ушли на покорение дулебов, хорватов и тиверцев.

Разбогатев на дани, укрепив города и разноплеменную дружину, командный костяк которой составляли варяги (россы, русы), а подчиненный -- новгородские славяне, чудь, меря, кривичи, поляне, хорваты, дулебы и тиверцы, Олег в 907 г. предпринял известный поход на Византию. Богатства Константинополя всегда притягивали к себе хищные взоры завоевателей. Нигде нет даже намека на то, что Олег провел этот поход в интересах иудейской Хазарии -- в качестве ее вассала. И хотя Константинополь взять не удалось, договор 911 г. был выгоден Киевской Руси и впервые вывел ее в число государств, претендующих на первые роли в этом регионе. Объективно этот поход был выгоден и Хазарии, соперничающей с Византией.

После смерти в 912 г. легендарного Вещего Олега, в 913 г. отряд русов на 500 судах из Керченского пролива через Дон, затем волоком переправился на Волгу и спустился в Каспийское море. Царь Вениамин в это время погряз в войне с печенегами и пропустил флотилию русов через свои владения, оговорив себе половину предполагаемой добычи (250, с. 130 -- 134).

Хронологически это был четвертый поход варягов-русов на берега Каспия. Первый поход русов на Каспий зафиксирован в мусульманских источниках 864 -- 884 гг. Второй поход на 16 разбойничьих судах имел место в 909 г., когда был захвачен о. Абесгун и уничтожен его торговый флот. Третий поход 910 года привел к захвату и разграблению городка Сари. Так что поход 913 г. был самым крупным разбойничьим набегом варягов на мусульман и к тому же вдвойне выгодным для Хазарского царя, т. к. русы расправлялись с горскими разбойниками, тревожившими Хазарию, и еще делились с ним своей добычей. Русы основательно ограбили побережье Ширвана, Табаристана и Баку и, вернувшись в Итиль, передали царю условленную часть добычи. Здесь события приняли неожиданный и трагический для русов оборот. Мусульманская гвардия хазарского царя потребовала расправы с русами в отместку за пролитую ими мусульманскую кровь и пленение женщин и детей. Отряд русов количеством до 30 тысяч человек был истреблен. Лишь небольшая часть вырвалась из Итиля и бежала на Волгу, где была добита булгарами и буртасами.

В 922 г. от Хазарии отделяется ханство камских булгар, вождь которых Альмуш принял ислам в расчете на поддержку багдадского халифа. В эти же годы восточно-приазовские степи захватывают воинственные печенеги, препятствуя хазарской торговле через жизненно важные порты Крыма. Положение Хазарии в первой половине X века становится очень неустойчивым и несоответствующим описанию, известному из письма царя Иосифа. Только в воображении кагана Хазария еще представляет заметную политическую единицу. <<Большое государственное образование с прочной экономической базой, яркой культурой, сильной центральной властью, сумевшей сплотить вокруг себя разноэтнические народные массы, развалилось. От него осталось маленькое паразитическое ханство, тормозившее развитие экономики в соседних странах, мешавшее их торговле с Востоком. Достаточно было сильного толчка, чтобы оно исчезло с лица земли>> (205, с. 69). О последних 30 -- 40 годах существования Хазарского каганата почти ничего не известно.

По смерти Олега, собравшего под одно знамя славянские племена и давшего им первое понятие о единстве славян, на княжеский престол в Киеве в 912 г. вступает 35-летний Игорь (Ингвар). О его княжении сохранилось всего пять преданий. Главное из них посвящено проблеме <<примученных>> Олегом, но не покоренных древлян. Обложивший их новой данью Игорь, как известно, был в 944 г. древлянами <<привязан к двум деревам и разорван на две части>>. Несмотря на 33-летнее правление Игоря, о нем из русской летописи известно прискорбно мало. Мы знаем, что была война с печенегами в 920 г., непонятно как закончившаяся, и были два похода на Константинополь, в 941 и 944 годах. По-видимому, Игорь часто поручал командование своим воеводам Свенельду и некоему Хельге (Олегу), скорее всего тезке Вещего Олега. О последнем говорит Кембриджский аноним. В 939 г. Хельгу захватил С-м-к-рай (Самкерц, Тмутаракань), который вскоре был возвращен хазарам обратно благодаря победам полководца -- <<досточтимого Песаха>>. Этот Песах затем вторгся в Крым, захватил три городка и <<избил мужчин и женщин>>. Аноним продолжает о Хельге: <<...воевал против Кунстантины (Константинополя. -- А. К.) на море четыре месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили его огнем. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, и пошел морем в Персию, и пал там он и весь стан его. Тогда стали русы подчинены власти хазар>>(140, с. 120). В русской же летописи говорится о походе самого Игоря в Константинополь в 941 г. на 10000 судах (!) и о разгроме его флота протовестиарием Феофаном с помощью недавно изобретенного греческого огня, своего рода ядерного оружия десятого века. Очевидно, что Хельга и Игорь -- разные личности. Поход Игоря 944 г. с помощью приглашенных дополнительно варягов и печенегов был более успешным.

Еврейский текст, а также краткое свидетельство Масуди: <<...русы и славяне составляют прислугу хазарского царя>> (11, c. 383) -- были использованы Гумилевым Л. Н. как основа для разработки фантастической концепции о вассальной зависимости киевских князей от каганата и о иудео-хазарско-варяжском заговоре против Руси. <<Хазарский царь пригласил дружину Хельги (Олега), посулив варягам раздел Восточной Европы и поддержку за уничтожение Русского каганата>> (81, с. 431). Текст еврейского анонима непонятен и, скорее всего, неточен. Очевидно, что нельзя на случайном сообщении строить целую теорию. Что же касается прислуги хазарского царя, то это, несомненно, один из многих отрядов наемников, которые не перевелись еще и в наши дни. Известно, например, что в 902 г. 700 наемников-россов служили на греческом флоте, за что им было заплачено 100 литров золота (129, с. 73).

С легкой руки первых варяжских князей походы на коварную Византию и ее владения становятся чуть ли не модой их преемников. Они повторялись при Святославе Игоревиче (967 -- 969 гг.), Владимире Святославовиче (Святом), Владимире Ярославовиче (сыне Ярослава Мудрого, 1043 г.), Владимире Мономахе (1116 г.). Каждый из походов был итогом политического расчета монархов растущего Русского государства, своего рода <<пробой меча>> в конкретных исторических условиях. Если принять без доказательств утверждения Гумилева Л. Н. о том, что походы Олега и Игоря, якобы вассалов иудейских царей Хазарии, инспирировались ими, то возникает вопрос: <<А кто же тогда инспирировал походы последних киевских князей на Византию? И почему победоносный поход Олега в 907 г. Гумилев Л. Н. вообще не упоминает? Может быть, потому, что он не вписывается в его фантастическую историю?>>

Прежде чем перейти к описанию последнего акта исторической драмы, остановимся на одной деликатной и неблагодарной проблеме, поднятой Гумилевым Л. Н. и <<усиленной>> Кожиновым В. В., -- о зверствах русов во время набегов на Византию. Они описаны в греческих хрониках, беседах патриарха Фотия <<На нашествие россов>> 860 г., <<Молитве по акафисту и канону к Пресвятой Богородице>>, сочиненной патриархом Филофеем Коккиным в 1360 г., летописях Нестора, трудах Карамзина Н. М., Соловьева С. М. и других историков. Не будем повторять здесь эти ужасы. Зверства были присущи набегам и завоеваниям древности, средних веков и нашего времени. Последние примеры такого рода -- события в Югославии, Нагорном Карабахе и Абхазии. XX-й век породил зверства таких масштабов, о которых древние злодеи не могли и мечтать. Зверства известных своей свирепостью запорожцев в художественной форме описаны в повести Гоголя Н. В. <<Тарас Бульба>>, которую филолог Кожинов В. В. должен был изучать в школе. Зверства готов по отношению к венедам приведены в романе Кондратьева И. К. <<Бич Божий>>. Эти и другие описания зверств, попавшие в художественную литературу, заимствованы из исторических хроник и являются печальным опытом человечества.

В отношении зверств варягов-россов Гумилев Л. Н., как бы вскользь, бросает фразу: <<Все это указывает на войну совсем иного характера, нежели прочие войны X века. Видимо, русские воины имели опытных и влиятельных инструкторов, и не только скандинавов>> (81, с. 438), имея в виду хазарских иудеев. Эта мысль захватила Кожинова В. В. (138) и он отдался ей со рвением работника идеологического фронта КПСС. В работе, посвященной, собственно, истории русского слова, в которой автор почему-то считает себя способным произнести нечто новое, собраны жестокости евреев от времен Иисуса Навина до времен любимой им ленинской партии. Признавая, что <<работы Гумилева Л. Н. многие историки квалифицируют как субъективные, тенденциозные, исходящие из заранее сконструированной концепции>> (139), Кожинов В. В., тем не менее, в доказательство вины хазарских иудеев в зверствах варягов берет на вооружение два гумилевских положения: 1. ссылку на трактат <<Санхедрин>> из вавилонского Талмуда: <<...неиудей, делающий зло иудею, причиняет его самому Господу и, совершая таким образом оскорбление Величества, заслуживает смерти>>; 2. ссылку на христианизацию Руси, начавшуюся с миссии Кирилла и Мефодия в 860 г. в Хазарию.

Мы не считаем, что хазарские иудеи расправлялись с другими племенами менее жестоко, чем, например, варяги-россы с греками или греки с варягами. Отнюдь нет. Но этот тезис Гумилева, как и другие его фантазии, завис в воздухе без доказательств. Нигде нет даже намека на то, что зверствами варяго-россов руководили инструкторы из каганата. Ссылка на Талмуд или Священное Писание в таком деле юридически несостоятельна, т. к. Библия всеобъемлюща, и, наряду со стихом об уничтожении народов (Второзак. 20: 13, 16), имеется стих о любви: <<возлюби ближнего, как самого себя>>, уравновешивающий первый. О нетерпимости отдельных текстов Торы мы писали в главе 8.

Христианская община в Киеве существовала, по-видимому, с 867 года. Службу отправлял пастырь в ранге епископа. Процесс христианизации был медленным, может быть, даже <<штучным>>. Говорить о том, что воинство, участвующее в походах на Константинополь было христовым, а потому, дескать, они не могли без нажима инструкторов уничтожать христианские храмы и вколачивать гвозди в головы священников, нельзя. Настоящие христиане сидят дома и молются Богу, натирая мозоли на коленях, подобно Иакову Праведному, а не штурмуют чужие дальние пределы в поисках наживы. Имена военачальников варягов-россов, а не таинственных инструкторов, хорошо известны. Они приведены в тексте договора 911 г. Руси и Византии. Это Карл Ингелот, Фарлов, Веремид, Рулав, Актутруян, Лидулфост, Стенид, Свенельд и др. В этих именах нет ничего ни славянского, ни христианского. Можно играть словами и текстами, убеждая доверчивого читателя <<Нашего современника>> в происках хазарских иудеев, тем более, что он, этот читатель, и сам обманываться рад. Сложнее будет убедить таким образом серьезных историков и, в частности, греков, которых это коснулось 10 веков назад. Историк-фантаст Гумилев Л. Н. объяснял победы варягов тем, что они перед боем для храбрости наедались мухоморов и теряли контроль над своим рассудком (81, с. 421). Может быть, и здесь мухоморы виноваты?

Доказать вину хазарских иудеев в организации походов и чинимых зверствах оказалось для Кожинова В. В. сложнее, чем вычислить процент еврейской крови Ленина В. И. или жен-евреек членов Политбюро, которые уж вовсе к теме русской словесности отношения не имеют. Хотя это все интересно само по себе не в историческом, а в литературно-психологическом плане. Видимо, членов Политбюро -- Бухарина, Молотова, Рыкова, Ворошилова, Андреева, Кирова и Ежова <<попутал бес>>, т. к. не существовало генеральной линии партии, обязывающей ее членов жениться исключительно на еврейках.

Вернемся в Хазарию. Итак, непосредственных военных столкновений войск Хазарии и киевских князей до похода Святослава Игоревича в летописных текстах не зафиксировано. Хотя Хазария не единожды натравливала на Русь союзных ей венгров (угров) или печенегов. Конец Хазарии наступил в 965 году. Летописец пишет об этом так: <<В год 6473 (965). Пошел Святослав на хазар. Услышав это же, хазары вышли навстречу во главе со своим князем Каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар и город их и Белую Вежу взял. И победил ясов (осетин. -- А. К.) и касогов (адыгейцев. -- А. К.)>> (206, c. 244). Перед этим в 964 г. Святослав <<пошел на Оку и на Волгу и встретил вятичей>>, последних данников хазар. Согласно этим записям, Святослав сделал бросок на Восток в Волжскую Болгарию, а не в придонские степи, где царствовала хазарская конница. Перезимовав у вятичей, Святослав на ладьях спустился по Волге к Каспию, предавая все огню и мечу. Ибн-Хаукаль пишет, что русы <<ограбили Болгар, Хазаран, Итиль и Семендер>>, и далее: <<...русы разрушили все это и разграбили все, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итиле. Русы овладели этой страной, и жители Итиля искали убежища на острове Баб-ал-Абваба и укрепились на нем, а некоторые из них в страхе поселились на острове Сия-Кух (полуостров Мангышлак. -- А. К.)>> (250, с. 220). После взятия Итиля Святослав захватил город Семендер, разгромил алан, касогов (адыгейцев), покорил Таматарху (Тмутаракань), поднялся по Дону до Саркела, взял его и основал на его месте русский форт Белую Вежу. Затем вернулся в Киев. На следующий год Святослав сделал своими данниками вятичей и отправился воевать в Дунайскую Болгарию. История его военных деяний хорошо описана историками разных поколений. Он погиб в 972 г., возвращаясь в Киев, вблизи днепровских порогов в стычке с печенегами. Их князь Куря, отрубив ему голову, сделал из ее черепа чашу для пирных веселий с надписанием: <<Кто чужого ищет, свое потеряет>>.

Дружина Святослава, рассеявшая хазарскую армию, откочевала на запад, а союзники Святослава гузы в течении нескольких лет грабили и разоряли беззащитные хазарские селения. В X веке хазары уже не иудеи, а мусульмане, включая кагана. Таково было требование хорезм-шаха, к которому хазары обратились за помощью и защитой от гузов. В конце X века киевский князь Владимир Святославович повторил поход своего отца на Волжскую Болгарию, а затем Хазарию и окончательно обложил хазар данью. Восточная часть Хазарии превратилась в дымящиеся руины, западная -- Тамань, Крым -- если не умерла, то замерла. Последнее упоминание о хазарах имеется в летописи XI века, где они фигурируют как участники заговора против князя Олега Тмутараканского. От некогда грозного соседа остались разрозненные, кочующие языческие орды степняков, которые еще несколько веков будут терзать южные границы Руси. Вместе с разгромом армии Хазарии исчезла и ее правящая иудаистская верхушка. Иудаизм сменился исламом, но не сразу, а к XIII -- XIV веку.

В нашем повествовании мы придерживались лишь основной канвы, не вдаваясь в детали, поскольку все детали событий подернуты дымкой недостоверности и забвения. Это касается и письма царя Иосифа, приукрасившего положение дел в Хазарии, и политических упражнений Кожинова В. В., столь же тенденциозных. А что же остается любознательному читателю? На что можно опереться в раздумьях о нашей истории? А вот что: <<Песнь о Вещем Олеге>> А. С. Пушкина и былина <<Илья Муромец и Жидовин>>. Более точных и прекрасных слов о делах давно минувших дней ученые-хазароведы все равно не напишут.