Make your own free website on Tripod.com

Что было, то и будет,
и что творилось, то и творится,
и нет ничего нового под Солнцем

Екклезиаст [Еккл.1:9]

Доктрина Тоффлера-Фукуямы-Хантингтона и реальность мира

Природа не терпит пустоты. После окончательного ухода коммунизма, являвшегося последней мультикультурной идеологией, должно было, наконец, заявить о себе учение победившего мира. Оно идейно оформилось в начале 90х и манифестировалось в работах [1-6] трех авторов. Суть нового учения стара как мир: третья от Солнца планета принадлежит некоторой (лучшей) части людей Земли. Поскольку в XX веке с претензиями на мировое господство уже выступали и прогрессивный класс, и высшая раса, и богом избранный народ, то лобовой подход к целеполаганию заведомо исключался. В новой идеологической схеме Хозяин явным образом не обозначен, хотя эвфемизмы типа modern societies не оставляют никаких возможностей для домыслов: речь идет об апологетике так называемого "золотого миллиарда". Иногда даже говорят о "принципе 20/80", согласно которому 20% населения Земли потребляют 80% ее ресурсов. Что же касается остальных 80% жителей планеты, то об их судьбе все исчерпывающе сказано одной лишь строкой российского поэта: "всем остальным дадим по роже, ведь жизнь и смерть одно и то же".

Новое учение идейно оформляет эту метафору как status quo.

В России накопился изрядный навык по освоению западных доктрин на собственной шкуре. Доктрины приходят и уходят, но алгоритм их синтеза, принцип "западные цивилизации - восточные пространства" остается незыблем.

Ментальность Запада России небезразлична. Раз уж появился новый манифест, значит недолго ждать, когда над нашей страной снова раскроются бомболюки чужих боевых машин.

Рассмотрим место России в картине будущего, вначале глазами самых важных гуру западной философии, затем с другого ракурса.

Речь пойдет о сочинениях трех авторов. Это Олвин Тоффлер, Фрэнсис Фукуяма и Сэмюэль Хантингтон, которые в разное время и независимо друг от друга попытались описать глобальный образ ближайшего будущего. Всем вместе им удалось создать концепцию того, чему в западной публицистике отвечает термин post-Cold War world. Концепция несостоятельная, но это уже не важно, потому что она de facto сделалась руководящей доктриной, которой следуют в таких вопросах, как экспансия НАТО на Восток, мирные инициативы на Ближнем Востоке и в Боснии, отношения Запад-Россия, etc.

Критической оценки в России названная концепция не получила. Тому есть психологическое оправдание. Долгое время любая философская мысль, которая проникала к нам из-за "железного занавеса", сразу же объявлялась буржуазной философией и подлежала критическому расстрелу на месте. Как реакция на такой образ действий, импорт идей теперь освобожден даже от проверки на вшивость. Это не благоразумно. Идейная продукция сниженных кондиций вроде религиозных заморочек, которые кончаются взрывами метро в Токио и автобусов в Иерусалиме, уже прошла пик спроса. Идейный товар вроде мексиканских сериалов и советов западных специалистов по методам финансово-экономической стабилизации ныне сталкивается с конкуренцией отечественного производителя. Одна лишь только барахолка западных идей геополитики по-прежнему привлекает российского потребителя, который просто шарахается от философии родных осин куда попало.

Рассмотрим составляющие успеха следующих работ.

[1] Тоффлер, О. Третья волна (1987).
[2] Тоффлер, О. Сдвиг власти: знание, богатство и насилие на рубеже XXI века (1990).
[3] Фукуяма, Ф. Конец истории? (1989).
[4] Фукуяма, Ф. Социальный капитал и мировая экономика (1995).
[5] Хантингтон, С. Столкновение цивилизаций? (1993).
[6] Хантингтон, С. Если не цивилизации, то что? (1993).
Само восприятие названных трудов гг. Тоффлера, Фукуямы и Хантингтона неким учением, по-видимому, дискутивно. Будем говорить о доктрине TFH, хотя в литературе такое название и не присутствует. Выбор именно этих трудов, именно этих авторов определился теми же соображениями, которыми руководствовались некогда и отцы Церкви, канонизируя свидетельства очевидцев известных событий. Официальной доктриной христианства, - Евангелием, - в итоге стала целокупная литературная версия. По тому же критерию выбиралась и указанная группа работ.
Возможно, строгие критики укажут на тот факт, что евангелистов-то было четверо. В самом деле, неужто не сыскать было еще одну ссылку на какого-нибудь знаменитого футуролога? Взять хоть бы Пола Кеннеди, автора фундаментального исследования "Подъем и упадок великой мощи" [7]. Тому есть препятствие. Первые трое создали некую политическую доктрину, британский же профессор выполнил исследование. Характер различий между наукой и доктриной принципиальный. Ниже он будет обсужден отдельно.
Цель настоящего рассмотрения - причины успеха доктрины TFH в России.

Доктрина TFH

Мелковатость идей западных гуру компенсируется их продвинутостью, тем, чему в русском языке даже в рыночных условиях не появилось верных аналогов. Что именно promotion, а не только качество товара определяет спрос на него, когда-нибудь будет аксиомой и в России тоже. Исторический опыт гласит: проще всего новую идеологию удается продвигать к массовому потребителю в форме
а) легко усвояемой, б) трудно проверяемой и в) правдоподобной системы взглядов на главные проблемы бытия. Именно такова TFH.
Любая идеология, согласно теории Вильфредо Парето (1843-1923) - видного социолога и математика - является ложной формой сознания. Идеологии во все времена были используемы - полагал автор "закона Парето" - затем и только затем, чтобы обосновать неравенство людей. Психофизиологические различия не позволяют всем добиваться одинаковых результатов. Общество справляется с разительным естественным неравенством возможностей людей комбинированием действия средств из набора "проповедь-деньги-полиция". Циклический характер смены поколений элит обусловлен, согласно Парето, конечностью жизненного цикла феномена идеологии. Элиты "львов" в цикле естественного круговорота сменяются элитами "лис". И если у первого их типа задача - завоевать, то у второго всего лишь удержать завоеванное. Масштабы и эпохи для этих закономерностей несущественны, как несущественно и то конкретное содержание, которым нагружается идея разделения масс людей на агнцов и козлищ. Доктрина TFH выводит превосходство "золотого миллиарда" отнюдь не из расовой, классовой или конфессиональной принадлежности людей, она постулирует некую новую идею. Ее смысл - в превосходстве исторического пути одного общества над любым историческим опытом других обществ, государств, цивилизаций, etc. Сама постановка вопроса снимает вопрос о классификации TFH в смысле Парето: это, конечно же, манифест несильного, но умного зверья - лис.
Дело ведь в чем? Прогрессивный класс и высшая раса свои проблемы видели в будущих победах, в то время, как пределу мечтаний новой элиты отвечает удержание уже достигнутого, конец исторического движения - вариант нирваны.
Входить в подробности [1-6] здесь, по-видимому, нет необходимости.
Во-первых, в свое время в связи с каждой из них вдруг поднимался шум в толстых журналах и, по-видимому, большинству sapienti sat. А во-вторых, и обсуждать-то особенно нечего, ибо суть работ [1-6] на 90% в их заголовках. Это позволяет нам избегнуть пересказа и сосредоточиться на объявленной выше цели.
Итак, что же представляет собой TFH чисто формально? Это не наука и даже не философия. И опубликованы работы не в научных издательствах: [1,2] - в коммерческих, [3-6] - в госдеповском. Правильно сказать, это эссеистика на исторические темы. Хотя и написанная людьми с дипломами. Любителей терминологических споров отсылаем к Webster's, который знает все.
Авторитетный словарь утверждает, что наука занимается наблюдением и классификацией фактов с целью вывода законов проверяемого типа, в то время, как в определении доктрины (учения) записано, что она есть принцип или сумма принципов, в силу чего требует не опытной проверки, а только веры. К жанру эссе прибегали тт. Маркс, Энгельс, Ленин, которым претило отстаивать в спорах с учеными то, что массы приняли и без научных дискуссий. Эта же манера аппелировать поверх научных барьеров к ревущим толпам привела к временному успеху и другое известное учение насчет установления мирового порядка на ближайшую тысячу лет. Оно было преодолено только вооруженными силами Объединенных Наций и ныне в целом перестало быть актуальным.
Теперь снова синтезирована взрывчатая смесь. С одной стороны в наличии доходчивое - на уровне Устава гарнизонной и караульной службы - учение о миропорядке, распространяющееся на правах научной теории. С другой - ревущие, как обычно, "Panem et circenses" массы. По изящному определению Поля Валери: "наука это сборник рецептов, выполняющихся всегда; все остальное - литература". Как к литераторам, претензий к гг. Тоффлеру, Фукуяме и Хантингтону быть не может. Но способ институализации их идей, заведомо подлежащих научной апробации, порочен. Все известные в этом веке чучхе избегали научной проверки, но в зрелой фазе их жизненных циклов всегда возникал титул "корифей всех наук". Наука ведь притягательна не только как способ честного поиска истины. Официальная доктрина страны советов по соображениям престижа именовала себя "научный коммунизм". Диктаторы всех времен и народов - поголовно одни академики. Хотя, как раз настоящим академикам Л.Д. Ландау и Е.М. Лившицу, авторам самого известного в мире учебника физики совершенно незачем было свой труд называть "научной физикой", а на обложке расписывать ученые звания, степени, премии, etc. Их работа, которую все физики именуют просто "Курс", надежно протестирована, а гарантом выступает беспощадно требовательное научное сообщество.
Иное с доктриной TFH. Для ее успешного продвижения жизненно важен имидж науки, ergo авторы должны быть учеными. Доктрина - паранаука, не имеющая никаких шансов пройти тестирование в научной среде, ergo нужно не выйти на лобовую стычку с наукой. Вынос дискуссий с университетских кафедр в литературные салоны прошел незаметно и позволил избегнуть той самой критики, которую обязано выдержать все путное. Теперь, окрепнув, обзаведясь апологетами и финансовой поддержкой, TFH вышла уже на новый и самый важный этап в жизненном цикле любой идеологической системы. На этап активной индоктринация, массовой промывки мозгов. А поскольку все чучхе устроены одинаково, то и подход к их изучению один. Главное, что должен усвоить всякий, хотя бы даже поверхностно ознакомившийся с TFH, вот в чем: есть нормальный исторический путь развития, по которому шли общества, доминирующие сейчас в потреблении, и есть, соответственно, ненормальные пути, которым следовало остальное человечество. Точка! Остальное - потом. Или, как говорят теперь преподаватели бизнес-курса английского языка, "Grammar - behind". Главное в следующем: первое же знакомство с доктриной TFH должно вколотить в самую непонятливую голову дихотомию норма/ненорма исторического пути и ее связь с благами жизни, точнее, их различиями у представителей нормы и ненормы.
Что же конкретно утверждают авторы доктрины TFH?
На удивление, немногое. Несмотря на категоричность и многословие, заставляющие вспомнить бессмертный "Капитал". Сумма идей TFH сводится к следующему. Весьма последовательно продекларарировано равенство по Оруэллу: "все животные равны между собой, но есть и более равные". Этому тезису, правда, без ссылки на циничного британца, каждый из евангелистов TFH уделил в своих выкладках много места. Впрочем, гг. Лука, Марк, Матфей & Иоанн тоже трактовали вопросы права части людей присваивать созданное всеми. Однако, главное и по настоящему новое в TFH - это разделение на высших и низших уже не людей, а обществ. Подчеркнем, нова не только сама претензия, нов и ненавязчивый способ ее подачи - исподволь.
Тоффлера можно бы назвать Матфеем постиндустриальной эпохи и вот на каком основании. Исследования Парето, выявившие закон в асимметричности распределения богатств в классовом обществе, позволили обобщить этот результат на очень широкий класс явлений. Сам механизм порождения асимметрии доходов носит название эффекта Матфея, по имени автора того из канонических Евангелий, который сформулировал "кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет" [Мф.13:12]. Автор [1,2] мыслит в той же плоскости: в уже наступившем (Sic!) будущем лишь общества, озаботившиеся обзавестись технологиями, основанными на знаниях (knowledgebased technologies), в конечном итоге, все и решат. Решат, кому, зачем и сколько еще проживать на этой планете с ее ограниченными ресурсами.
Если Тоффлер - Матфей, то Хантингтон, несомненно, Иоанн. Из троих он самый непретенциозный по части науки и, к тому ж, весьма лаконичен. Утверждает понятное: передерутся, ей-богу, непременно все передерутся, ибо скоты по сути. Ну-с, отсюда, само собою, - бремя цивилизованного человека: разнимать дерущихся скотов, etc. Если это не обыкновенный густопсовый расизм, то что? В России тезис Хантингтона воспринят с пониманием.
А г-н Фукуяма, так он вообще просто любимец российской интеллигенции. Несмотря на всю несообразность, сама по себе задумка остановить клячу истории, пришпоренную большевиками, близка измученной истматом душе российского интеллигента. С другой же стороны, совершенно очевидно, что опоздал со своим выводом Фукуяма. Ему бы чуть раньше родиться и в стране советов, вполне бы потянул на Сталинскую премию I степени за обоснование полной и окончательной победы во всемирном масштабе. Кого и над кем - это вопросы второстепенные. Подработать соответствующие детали в требуемом смысле для любой идеологии задача - раз плюнуть. А если термодинамика утверждает, будто бы окончательная победа есть синоним смерти, тем хуже для термодинамики. Комментировать иллюзию конечной сути вещей неинтересно. Но ведь и нет ничего у Фукуямы, помимо иллюзии, которая считалась неновой еще в античной философии.
О России в TFH мало. Такая страна. У Тоффлера побольше остальных, что объяснимо ликованием и эйфорией в связи с той катастрофой, которая настигла извечного врага Запада как раз в период завершения работы над [2]. Характерное для западной гуманистической мысли в целом отсутствие великодушия к поверженной России отчетливо прослеживается и в TFH. Фукуяма упоминает Россию лишь однажды [4], да и то в контексте отсталости, которую ей принесли bolshevik revolution, а теперь еще и мафия. Хантингтон Россию не упоминает вовсе. Вопрос о том, почему России нет в конструируемой TFH картине, на самом деле с Россией никак не связан. Так уж исторически сложилось - ну не влезает эта страна ни в какие представления западных идеологов. Притом не первое столетие.
По российским (даже нынешним) меркам уровень публикаций всех трех пророков не просто низкий, он никудышный. Но поставленных целей авторы достигли, это несомненно. Ведь стали же расхожими понятиями сентенции, которые, не задумываясь ни об источнике, ни о логике, употребляет начитанная публика, вроде: "Россия стремится стать нормальной страной", "Россия отстала от развитых стран навсегда", "Межцивилизационные конфликты в России", etc.
Ни от кого-то мы не отставали, столь же нормальны, как все другие страны мира, а конфликты во все времена и абсолютно везде бывают только и только по одной - экономической причине. Другое дело, что истины науки намного хуже, чем мифы, воспринимаются массовым сознанием. По причинам тем же самым, по которым фильмы Бергмана и Тарковского решительно уступают в зрительском внимании мексиканским сериалам, а Православная Церковь сдает позиции в борьбе за бессмертные души своим антагонистам из сект и миссий. Языком политпросвета суть этих причин: "будь проще и массы к тебе потянутся".
Доктрина TFH ни в малой степени не отвечает реальности. Но почему она должна ей отвечать? Как инструмент политики она работает вполне прилично, в частности, популярно объясняет массам все, что они видят в своих телевизорах.

Теория этногенеза versus доктрина TFH

Итак, доктрина TFH есть проповедь господства "золотого миллиарда" на планете без будущего. Последнее по Тоффлеру [1], уже наступило, а по Фукуяме и согласному с ним Хантингтону не предполагается совсем. Прием в указанный клуб окончен, а, поскольку история также прекращена, нищих просят не беспокоится. Но надеяться и помнить: Werk macht frei.
TFH будет, пожалуй, посильнее идеи тысячелетнего райха.
Впрочем, писана она, эта доктрина не о нас и не для нас. Поэтому, будем считать, что ее воплощение - не наши, не российские проблемы. Но одно обстоятельство все же делает ценным взгляд на проблему из России. С него мы начали. Если где-то завершена титаническая работа над новой, многообещающей прогрессивной идеологией, если где-то уже воздвинули вподвысь хоругви "Свобода, равенство, братство" или "С нами Бог", это значит - в России пора печатать плакаты "Родина-мать зовет" и ноты "Прощания славянки".
Такая страна. Вечно она оказывается помехой прогрессам.
Представляет ли реальную опасность для России следование доктрине TFH потенциальных субъектов этого учения - членов эксклюзивного клуба, именуемого "золотым миллиардом", - вот в чем вопрос? Не станем дискутировать варианты ответа, просто артикулируем точку зрения Льва Николаевича Гумилева, автора научной теории, имеющей самое прямое отношение к рассматриваемой проблеме. Не обинуясь, станем цитировать отечественного классика quantum satus.
Гумилев, отмотавший три срока по политическим обвинениям, неохотно обращался к злобе дня. Тем не менее, именно его анализ является точным ответом на поставленный вопрос. Ответ, в сущности, таков: доктрина TFH химерична, а потому опасна она как раз для тех, кто добровольно избрал ее путеводной звездой. Химера - термин теории этногенеза [8] Гумилева, обозначающий сосуществование нескольких суперэтнически чуждых этносов, которым приходится делить одну экологическую нишу. Согласно [8] химера является неустойчивой системой в этносфере. Даже самые незначительные, притом не обязательно даже внешние, этнические подвижки могут ликвидировать химеру. Анализ Гумилевым жизненных циклов - всегда кратких - некоторых известных в истории химер можно найти в [9]. "Золотой миллиард" есть в самом рафинированном смысле химера, единственно, впервые в истории она достигла глобальных масштабов. Этот факт еще не осознан ни учеными, ни, тем более, политиками..
Когда Фукуяма [4] в чисто марксистской манере рассуждает о полнейшей материальной подготовке США, КНР, Японии и ряда стран бассейна Тихого океана к тому, чтобы фактически интегрироваться, он игнорирует факторы этносферы. Когда Тоффлер [2] утверждает, что два только вида обществ имеет смысл различать на Земле - высшие, владеющие знаниями, и иные, что не владеют и уже никогда не овладеют, - он вовсе игнорирует этнические фенотипы генезиса знания. А когда Хантингтон [5,6] настаивает на том, что границы суперэтносов (цивилизаций) - это линии фронтов в будущих войнах, он солдафонски упрощает.
Уже лишь этого достаточно, чтобы оспорить практически воплощаемое ныне в жизнь учение, но мы договаривались оставить чужие проблемы тем, кто их изобрел. Пусть химера, пусть неустойчива, что с того России?
Вспомним триаду "проповедь-деньги-полиция". Перейдет ли проповедь TFH в насилие, ею же и декларируемое как одна из мер прогресса?
Нет, с уверенностью можно сказать: не перейдет. Пусть даже очень хочется привести Россию силой в семью "нормальных" государств, но на это не пойдут. Гумилев объясняет [10] почему. "Золотой миллиард" является, с точки зрения теории этногенеза, прибежищем субпассионариев, тех, кто устал, желает покоя, порядка, вэлфера, в общем, panem et circenses. Что ж, исполать им. Но!

"Субпассионарии отнюдь не так безобидны, как может показаться. Для них характерна безответственность и импульсивность. Им нельзя ничего доверить, ибо ради минутного наслаждения они способны загубить любое дело, даже государственное или общественное. Ради сегодняшней выгоды они уничтожают кормящие ландшафты, обрекая на голод своих потомков. Будущее их пугает, потому, что они просто не в состоянии его вообразить. А тех, кто пытается их вразумить, они убивают. Этот процесс особенно отчетливо виден в истории Римской империи III - IV вв. Не рабы, и не варвары, и не христиане погубили Рим, а любители цирковых зрелищ, бездельники, которых кормили даром. Ведь именно ради них истребляли население провинций и природу собственной страны - Италии, где дубравы не восстановились доселе, а склоны Аппенин заросли колючим кустарником." [10, c.33]

Небезобидность субпассионариев по Гумилеву значит, что все больше проблем обществу высоких стандартов потребления станут создавать и уже создают экспоненциально плодящиеся новые люмпены. До России ли тут? Военной проблемой "золотого миллиарда" является удержание, т.е. отнюдь не завоевание новых пространств, кормящих ландшафтов. Какие там еще завоевания в условиях депопуляции в странах "золотого миллиарда", да с учетом бешеной цены услуг профессионалов войны?
Судьба макрохимеры выводится из судьбы микрохимеры - государства Израиль. По Гумилеву химера - такой продукт суперэтнического взаимодействия, который враждебен окружающему миру. Именно в конфликте со средой и запрограммирована смерть химеры. Пусть в пески обетованной земли вколочены деньги, которых не стоил ни один самый масштабный эксперимент Человечества, включая высадку человека на Луне, "Манхэттенский проект" и международную термоядерную программу, а помимо денег налогоплательщиков США, - еще и не поддающийся никаким оценкам человеческий потенциал из России. Безумные эти затраты не дали этническому гомункулусу ни мира с соседями, ни своего культурного лица. Почему? Да потому, что законы Природы все-таки не Конгресс США принял.
Вывод? Он очевиден: химера еще жива потому, что поступают USD из США и едут еще люди из России. Она распадется, лишь только дрогнет хоть один из этих потоков, и если очень повезет, станет в итоге подобием Ливана. Любая химера генетически обречена на вырождение. Она и правда странна, страна тоталитарной религии, неблизкой гуманизму ни с какой стороны, с идеей богоизбранности, ничем не отличимой от просто расизма, с зияющей вторичностью поспешно сымпровизированной культуры. Идеократические режимы не новость в истории, но химеры никакая земля, даже обетованная, вытерпеть долго не сможет. История Хазарии Иудейской повторится, а "золотой миллиард" - он та же матрешка, разве что побольше. Хазария не оставила по себе памятников культуры, хотя располагала высоким уровнем потребления. "Золотой миллиард" не вечен по тем же причинам.

История продолжается?

К счастью, да! Как бы ни убеждали в обратном эксцентричные, но не чтящие традиций европейского гуманизма американские доктринеры. Этот вывод легче понять в контексте исторического примера. Вот он. Манихейство - учение по своему влиянию тысячу лет соперничавшее с христианством, отличалось от него всего одним принципом - прагматизмом (двойным стандартом) в определении различий между добром и злом, светом и мраком, прогрессом и регрессом. Эта доктрина сейчас там, где ей и пребывать во веки веков, - на свалке истории.
Прагматизм TFH есть реплика глубочайшему кризису христианского мира IX-X вв. Гуманизм от дьявольского наваждения спасся тогда обращением к идеалам Возрождения, к идее того, что Человек (а не его потребительская корзина) есть мера всех на свете вещей. После краха великого эксперимента в России потребительский идиотизм в мире уже не получает серьезного идейного отпора.
Надежда только в одном манифестируемая TFH идея мирового господства "золотого миллиарда" никакой не конец, а лишь очередной пароксизм Истории, всего-навсего Среднековье-2.
© Баранов В.П., 1996.
vedi@aha.ru

Литература

       
    1. Toffler, A. The Third Wave. - 12th print. - Toronto etc: Bantam Books, 1987. - XV, 537p.
    2.  
    3. Toffler, A. Powershift, Wealth and Violence at the Edge the 21st Centure. - New York: Basic Books, 1990. - XXII, 586p.
    4.  
    5. Fukuyama, F. The End of History? The National Interest 16 (Summer 1989), 3-13.
    6.  
    7. Fukuyama, F. Social Capital and Global Economy. Foreign Affairs 75
      (September/October 1995), 89-103.
    8.  
    9. Huntington, S. The Clash of Civilizations? Foreign Affairs 72 (Summer 1993), 22-48.
    10.  
    11. Huntington, S. If not Civilizations, What? Paradigms of the Post-Cold War World. Foreign Affairs 72 (November/December 1993), 41-45.
    12.  
    13. Kennedy, Paul M. The Rise and Fall of the Great Powers: Economical Change and Militar Conflict from 1500 to 2000. - 4th impr. - London: Fontana Press, 1989. - XXVIII, 898p.
    14.  
    15. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. - Л.: Гидрометиздат, 1990. - 528с.
    16.  
    17. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. - М.: Мысль, 1992. - 781с.
    18.  
    19. . Гумилев Л.Н. Этносфера: история людей и история природы. - М.: Мысль, 1993. - 544с.